zverenka: (летать)
И знаете, вдруг такое неудержимое чувство, что у нас... не то, чтобы все получится... у нас уже все получается! Не только у нас, как у нас, а у нас у всех. Острый приступ жизни. Приступ могущества.
zverenka: (маленький жОлтый будда)
Я не успеваю многое, но мне кажется, это хороший признак. Потому что, в первую очередь, я не успеваю читать интернет и просматривать почту. Храню по неделям нечитанные письма, после чего забываю. Не отвечаю на смс. Но живу. Мне хорошо, или даже, скорее, спокойно. Или, все-таки, хорошо?

В Петербурге весна, не знаю на сколько, но целых три дня нам выдавали +10, и это было такое счастье, это счастье было - как лето, как будто в отпуске, на пляже, велосипеды, коктейли, как будто секс, открывающий чакры, как будто летишь - просто потому что в новой весенней куртке было тепло.

На прошлой неделе скаталась с [livejournal.com profile] fitting_off в Хельсинки, провела там два с половиной ленивых дня, никуда не опаздывала и не торопилась. Пила кофе, много спала, видела очень рождественскую метель, жмурилась на солнце и много говорила по-английски. Фографировала. Даже что-то выложила на фейсбук, но что-то так и не выложила никуда - некогда обработать.
Приехала оттуда очень спокойная, независимая от того, что угнетало до. Как будто оставила на таможне. Или выронила по пути.

Начала активно снимать в раве, пользуюсь лайтрумом, но тут ноутбук стал барахлить, просит почистить куллер или переустановить ОСь, оттого пыхтит и немного виснет. Поэтому, коплю фотки до лучших времён.

На работе бывает по-разному, но про плохое не буду, а буду про то, что дико стала привязываться к своим подопечным, которых недавно еще вовсе не было, а теперь они есть, они наши, они приходят к нам даже просто так, чтобы посидеть в офисе и выпить с нами чай. Им от 13 до 16 лет, они дико взрослые для этих лет, дико крутые, светятся глазками и тянутся к нам. Начинаем встречаться каждое воскресенье (раньше было через одно) - и все рады этому факту.

В последний раз рассказывали им про законы привлекательности Карнеги, и начали с упражения - говорить друг другу хорошее. Раздали случайные имена соратников (из группы) и попросили подумать, что искреннего они могут сказать тем, чьё имя пришло. Ух! Как светились глаза, как звенел воздух. И, вроде бы, идея была моя, 10 раз продуманная, - но эффект снес крышу почище весеннего ветра. Можно сказать, я влюбилась в наших Фалафелят. Все время забываю про некоторых из них, что они младше меня почти в 2 раза. Приходится очень сильно фильтровать "базар":-)

Иногда думаю про возраст. Думаю - и смешно. Мне кажется, что кто-то где-то напортачил с моей историей и я застряла примерно в 20ти, потому что ну откуда тут взять 27?
Недавно при входе в клуб попросили паспорт. Вспоминаю, как познакомилась когда-то с [livejournal.com profile] salut и минуты с две прибывала в шоке, узнав, на сколько лет промахнулась. Теперь лицезрею эту историю в собственном случае. Упорно. Раз за разом. Начальник, вот, уже, кажется, раза три удивился.

Думая про возраст - думаю про семью. Или пытаюсь? Про вот то самое "пора", "возраст", "дети", про которых очень верно написала [livejournal.com profile] anna_chernykh, и никак не могу увидеть себя в роли домашней мамы, да и просто мамы вообще. Все кажется, что еще столько дел, которые нужно успеть, столько мест, в которых хочется побывать, что даже с кошкой-то, родной и любимой, не переделать всего, не говоря уже о семье.

Ну и еще, из насущного - мысли про велосипед. Пора приводить в порядок, уже договорилась с главой охраны нашего таинственного БЦ, что можно будет парковаться на территории. Теперь нужно его пересобрать, смазать, и, дико хотелось бы покрасить, но руки у меня крюки, поэтому не представляю как.

А так же, внезапно, мысли про полноту жизни и контроля в выборе. Многие друзья мои уже научены опытом, что мне бесполезно дарить подарки, давать читать ссылки, стихи и слушать какие-то песни, если я не просила. Слишком полон мой мир, и слишком тяжело (и не хочется) запускать в него новый информационный шум, работать с ним, пытаться понять и принять, пристроить в своем мирке. И трудно понять - почему людям это обидно? Неужели у других людей это не так, и остается место в душе и голове для случайного нового? Может что-то со мной не так?

Весна. Время ягодных смузи, трикотажа, хлопка, солнца, велосипедов. Время летать. Скорей бы растаял этот серый дырчатый снег.
zverenka: (ягодно)
Несколько дней я работаю, не то, чтобы как проклятая, но действительно много, без привычных в-среду-и-четверг-выходных. По утрам бегаю на лечебные процедуры, мало ем, много хожу, и вдруг понимаю, что куда-то делась наша с тобой близость. Это, знаешь, так, как немного в поддых.
Я всегда этого пугаюсь, я всегда хочу от этого срочно бежать к тебе и говорить часами, не важно о чем, важно, чтобы о важном, чтобы говорить, чтобы с тобой. Чтобы видеть, как ты жмуришься мне, как моей кошке, когда призываешь её дружить. Чтобы чувствовать, как мы с тобой решаем что-то безумно сложное, распутываем гордиевы не узлы, но клубки, лежащие в закоулках душ с самого детства. И вся с работы, после учебы, с больным животом и тяжелой сумкой я прибегаю к тебе, чтобы сонно курить кальян, чтобы выключиться в полночь спать на твоей стороне кровати, чтобы уйти в институт, пока ты спишь, а вечером меня накрывает.

Так, как будто я не видела тебя целых сто лет.
Так, как будто умру, если не увижу вот прямо сейчас.
Как будто дышать разучилась, если ты не здесь.

И волна за волной. Нежность. Тягучая нежность. Тягучее счастье, от того, что ты - есть.
Весна?
zverenka: (ягодно)
С каждым глотком осени - все пьянее, все ближе к зиме. Хочется тяжелой шерсти, свитеров и гетров, длинных крупной вязки шарфов и огромных сумок - ну все как всегда. Хочется прикасаться ладонями к горячему телу, бежать коготками по спине, хочется любить - наконец уже любить того его, какого-то настоящего и материального. Но его все ещё нет.

У меня есть сны, есть книжки, есть кошка и приступы ягодной эйфории - с холодами все меньше, но все еще есть. Мир повернул тублер насыщенности на максимум. Я смотрю и наслаждаюсь.

Я чувствую - скоро зима. И начинаю придумывать кадры со снежинками на ресницах, красной рябиной и румянцем на чьих-то щеках. Потихоньку срастаюсь со своей камерой.

Ожидание. Ожидание. Жду.
Хочу любви, поездов и старых городов Европы.
Хочу Ригу, Прагу, Таллин и, наверное, Париж.

Хочу и когда-нибудь буду.
Что-нибудь. А пока жду.
zverenka: (Default)
Сегодня папу выписали домой.
Он все помнит, отлично соображает, уже месяц как может немного ходить сам.

Спасибо вам всем за поддержку.
Я уверена, мы справились, потому что вы - мои и его друзья, друзья нашей семьи,
все держали за него кулаки, верили, напоминали о нем Богу.

И теперь снова всё должно стать хорошо.
zverenka: (маленький жОлтый будда)
Вчера вечером в магазине усилием мысли заставила людей говорить по-немецки. Ну то есть они шли, многозначительно о чем-то молчали, и тут мужчина так как-то протянул ответный звук раздумья "Ммммм...", что я подумала - вот сейчас по-немецки начнут! И они начали.

А сегодня, выбегая с работы, нарисовала на небе радугу. Посмотрела на небо. Подумала,
что ну теперь и радугу бы. И она тут же взяла и проявилась. Вот такая:

rainbow
zverenka: (апельсина)
Я влюблена в этот дом, в свой уютный зверятник с неустранимым бардаком, в его три комнаты, в несколько стен, в его душу. С каждым годом все старше мой внутренний социофоб, все больше сил на работы и институт, и оттуда хочется только домой, только к себе, в это его тепло. Забираться с ногами на жёлтый кухонный уголок, заваривать чай, кидать туда мяты и чабреца, и наслаждаться.

С осенью, вдруг, захотелось снова писать в жж.
О непогоде, о том, как неосмотрительно бегать под нашими ливнями в летних туфлях, о том, как хорошо, что был зонт, и как неожиданно пригождаются навязанные за прошлую зиму ушастые шапки.
О том, как час с работы пешком (первый прогул в новом учебном году) - и я в Этажах, там сквозняки, но в целом все еще ничего. Там кресло качалка. Там люди. Там то, что я раньше любила - смотреть вокруг и ловить обрывки чужих разговоров, но все равно с каждой минутой мысли о доме сильней. О том, как мне. Как я сейчас. Как вообще всё.

Моя осень началась за несколько дней до календарной. Я всегда боюсь - а вдруг она будет не той, что я жду? Вдруг на этот год не выпадет дозы ягодного безумия, не начнутся чудеса, не сойдут с ума автобусы и фонари, не будет сладкой пропасти в голове? И каждый раз тяну хагалаз, каждый раз крутится мое Колесо Фортуны (то самое, с 2006го), я оборачиваюсь назад - и понимаю, что снова куда-то лечу, и подо мной земля. В нескольких сантиметрах. В секундах невесомости. Что уж тут говорить. Мне чеширрски, мне чеширрски по всем фронтам, и это так хорошо.

А еще. Еще мне кажется - отпустил. Ты. Меня. Отпустил. Ровно сегодня. Не кажется ведь?
И немного грустно, но куда больше, чем грусть - хорошо. Правильно. Как же иначе.

И я грею руки о бока теплой чашки, я зарываюсь в одеяла, я грею себя. В своем доме.
В месте, которым живу, в котором живу, в месте, которое придумала себе сама.
zverenka: (летать)
Примерно сто бесконечных часов, последних, смакуемых, как ледяной виски с колой горячими вечерами. Так смаковали мы. И колу с виски, и эти дни. Всё наше любимое в них. Секс, суши и кальян. Прогулки пешком по городу, на велосипедах по набережным, босиком по воде. Нежность и разговоры. Фотографии. Крыши. Друзья. И снова по кругу, снова пьяное от прикосновений тело, и беспокойные сны. Чтобы избавить себя от необходимости каждому, кто нас знал, повторять одни и те же слова: да, мы правда расстались. Так, как никогда и ни с кем. Без сожалений и слез. Переполненные нежностью напоследок. Привет.

119.48 КБ
zverenka: (летать)
Ехала на велосипеде, играла в цвета. На ходу придумала, чтобы скучно ехать не было. Загадывала синий, и смотрела по сторонам, в поисках синих штук. Потом загадывала жёлтый. Потом вдруг подумала, буду смотреть на номера машин. Если вот прямо тут, прямо на этой улице, в этом кармане (200 метров) обнаружится машина с номером ЕХО, то все будет невменяемо прекрасно. Практически обещание божей благодати. И что вы думаете? Она там была:)

Чудеса есть. И мы сами их делаем. А кто сомневается - сам себе злобный Буратино.
Деревяшечка:)!

свет

May. 7th, 2010 01:09 am
zverenka: (зверр)
Иногда мне кажется - нужно же говорить? Нужно писать свои буквы, сплетать их в слова. В какое-нибудь очередное девчачье весеннее кружево, такое же, как нежно салатные первые листья, такое, как летящая кружевная чёрная юбка, как белая тюлевая занавеска на кухне. Но не могу. Открываю и закрываю окошки для новых постов.

И только все больше и больше становлюсь настоящей женщиной - рядом с тобой.

Волосы пружинят локонами, ветер развевает полы пальто, я смотрю на себя в витринах и не узнаю эту бегущую куда-то на каблуках женщину, тайком подтягивающую в арке дома съехавшую резинку чулка. Эту женщину, с упоением раскладывающую на тарелке листики базилика, прежде чем положить туда воскресный завтрак. Эту женщину, мечтающую о новых платьях. Мечтающую о твоих руках. Живущую до выходных. Женщину, у которой блестят глаза.

Хочется снова белого вина.
Хочется снова проговариваться о важном, смущаться и краснеть.

Хочется молчать обо всём этом.
Молчать, и никому никому.

Никому-никому.
Хотя иногда мне кажется - нужно же говорить?
zverenka: (летать)
Нет, я не могу об этом молчать!
Ягодными (ну конечно же - какими еще?), брызгами во мне сегодня взорвалась солнечная бомба. Сугробы все ещё выше меня, все еще продувает пальто, но на макушку капает с крыш, и такое невероятное солнце, что случается солнечный овердоз. Охватывает солнечной лихорадкой душу, солнечным безумием пронизывает ум, зудят от солнечной неги кончики пальцев, хочется солнечно трогать всё вокруг: деревья, стены, кнопку фотоаппарата безудержно жать, потому что такое все кругом яркое, живое; и, главное, хочется трогать тебя - нежно, проводить по щеке, целовать у краешка губ, глаза, всего.
Невыносимо.

Несколько дней назад я в унынии полагала, что счастливый человек - как тупая рыбина нем; плосок как камбала, бог ты мой, много чего полагала, а теперь понимаю - вот они солнечные витамины, вот она распахнутая в мартовское безумие дверь, вот она пережитая зима. Как же мне хорошо. Как же сыпятся тысячи слов и сотни фотографий, как я хочу танцевать, как танцую по талому снегу, как люблю жить. Как люблю.
zverenka: (летать)
Эти мои девочки такие прекрасные, что хочется каждой из них посвящать стихи, писать их на обрывках листов, на полях конспектов и учиться рисовать их лица. Неземной красоты. Неземного тепла. Самые лучшие. Я так их люблю. Другие страны и города. И двух я уже отчаянно жду домой - просто, чтобы повидать, обнять, и пожелать попутного ветра к следующему пути.
Вот оно - время, когда я, наконец, стала скучать...

Чувствую себя перышком одуванчика, которое отчего-то прочно держится за свою сердцевинку.
Где-то в парке 50-летия Октября. Где-то в конце лета. Где-то. И ему хорошо.
zverenka: (летать)
Моя осень всегда проходит быстрее лета, моя осень наполняет кровь горячим полусладким вином, моя осень щекочет пятки, и я, чтобы спастись от этого жжения, бегу сквозь неё, хорошую, яркую, к белому спокойствию зимы, но вот сквозь ноябрь - сложнее всего.

А мы связываем в узелки порванные нити, мы миримся, и я снова начинаю ровно дышать, потом снова неровно, но неровность эта не от боли, а от бегущих по спине теплых рук и дыхания с запахом ягод.

Я почти счастлива.
Боюсь верить и ноября.
А в остальном, все хорошо.
zverenka: (апельсина)
Здравствуй, Осеннее Безумие.
Здравствуй, Наркотик Сентябрьского Воздуха.

Или история про то, что бывает с хорошими девочками, когда они внезапно начинают бежать за чёрным кроликом, после чего падают в тёмную нору, не заметив её под ворохом опавших листьев, и падая, теряют себя. Просто падают. И стены начинают светиться янтарём, а дна так и нет.
zverenka: (летать)
... словно я и не живу, а гадаю на кофейной гуще, на гуще событий гадаю, где он волшебный ключик, где мой знак, где поезд, в котором мне ехать дальше, куда, когда он придет?
Мир пахнет чёрной смородиной и бабочками в животе, я временно выросла из Санкт-Петербурга, я хочу дальше в неведомые страны, но сегодня вдруг поняла, что своим каким-то путём, а не всеми красивыми чужими, мелькающими тут и там, и чтобы так или иначе однажды в нём был Тель-Авив.
Автор мой, ты пойми наконец, твой герой устал отдыхать, он хочет знать сюжет вперёд, хотя бы на пару глав...

я тебя очень прошу. автор.


и никогда еще мне не было так хорошо в Германии
zverenka: (летать)
Разные любимые мои за один день френдленты написали про парапланы, дайвинг, кайтинг и еще Китай с Тибетом. И я вас очень люблю. И за это тоже.

Привет из Кёльна!

--
Взлетали, а я все смотрела, с какой высоты еще не страшно было бы выйти, и какие офигенные вокруг Пулково поля. Ну вы понимаете.


Первый день, большой.
И месяц обещает быть различных оттенков синего.
zverenka: (летать)
23.66 КБ

Мне было ужасно хорошо, и ни капельки не страшно - в отличие от прошлого раза.
Подумываю - а не переметнуться ли внезапно в парапланеристы?

61.25 КБ
zverenka: (маленький жОлтый будда)
Сегодня стояла в консульстве в очереди за своим (ура ура) паспортом с хрустящей зеленой визой в Германию, и вдруг обратила внимание, что часы у них, как когда-то мои на кухне, задом наперед пошли.
Минуту наблюдала за секундной стрелкой. Даже девушке какой-то, рядом стоявшей, говорю, мол, а время-то тут обратно идет - на часы посмотрите. А девушка согласилась.
Только через пару минут до меня дошло, что все часы именно так и идут. А обратно - это в другую сторону.

А теперь уже пол дня думаю, что за глюк: реальности или моей персоны, отдельно взятой?
Правда они шли не туда или как?


--
Хотя вообще, я какая-то нервная и сама не своя,
и не взять себя в руки, хотя понимаю - каждая подобная реакция на что либо внутри меня,
порождает подобное извне.
Перетерпеть - как в детстве пенку с молока - вроде как противно, а вроде как и вкусно.
Не разберёшь.

--
Птицы поют.
Может быть сдать сессию и дня на два-три в лес?
zverenka: (летать)
Я не очень люблю тот факт, что начинается лето - просто потому, что заканчивается весна.
Но ягодными брызгами меня взрывает этот мир вокруг - каждый раз, каждый год, в каждый момент моего этого Питерского майско-июньского бытия.

Ради этого состояния, длиной в месяц-два стоит переживать влажные мёрзские зимы из года в год.
И если позавчера мы ленились на солнце в Касимово, нужные, но бесполезные, бескрылые птенцы, а потом вдруг сорвались на чужой машине под Всеволожск и поднялись в небо на парапланах, то вчера мир мне показывал пособие для первого класса на тему "любой твой выбор изменит жизнь".
С пятью спонтанными вариантами "куда пойти, болтаясь без цели по центру", с несколькими случайными встречами, с "Ну надо же, мальчик в жёлтой футболке так похож на Женю, но вроде не он...", и подошедшим таки на звук дарбуки к нам тем самым Женей, с международными посиделками на газоне Манежной площади, с фрисби, пиццей, улыбкой до ушей, еще одним внезапным от незнакомого человека "так я тебя знаю", с фразой Кима "You should never speak with strangers! They can be crazy!", после чего мгновенно завязавшимся разговором с кем-то совершенно чужим...


+ в четверг мы были в очень классном месте на концерте Мадженты, после чего залезали еще на одну крышу
+ в пятницу прогулка с дарбукой, зачёт автоматом и встретить сначала Оленьку, потом Паутиныча, ожидая на Сенной 181 автобус
+ так хочу видеть свой велосипед снова живым (болеет, ждёт подмоги)

А ещё, у нас ярко, и парк рядом с домом - и иногда мы ходим туда на пикник.
Приезжайте!*)
zverenka: (летать)
Это какое-то иное небо, когда земля становится всё меньше, а ты всё выше, и нужно заставить себя отцепить руки от ремней, и взять клеванты. Восторг. Убегающий май.

62.93 КБ
35.19 КБ
48.20 КБ

Profile

zverenka: (Default)
zverenka

April 2011

S M T W T F S
     12
34 5 67 8 9
1011 1213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 01:29 am
Powered by Dreamwidth Studios